Victoria (d_e_s_t_i_n_y) wrote,
Victoria
d_e_s_t_i_n_y

21 год назад

В этот день и месяц 30 лет назад начался пожар на атомной елекростанции. А ровно 21 год назад я с мамой, бабушкой и двоюродной сестрой с её семьёй репатриировалась в Израиль.

В день и незадолго за него, когда я уезжала, мама строго запретила ходить к подругам. Боялась, что нас ещё могут ограбить. Но я всё равно выбралась из дома и навестила подругу в соседнем дворе. Сказала, что скоро уезжаю навсегда. Вернулась домой. В нём почти не осталось мебели и вещей, только баулы. Мишка мой там тоже остался, жёлтого цвета, сантиметров в 50 длиной, начиненый опилками. Я до последнего думала, что я его возьму с собой, но в последний момент перед выходом из дома мама сказала, что придётся его оставить девочкам, которые въезжают в наш дом после нас. Я не поверила своим ушам, это же единственная игрушка, которую я хотела с собой взять, но в тот момент было достаточно суеты и я не настаивала. Достаточно, что я настояла взять письменный стол в контейнере, подарок мамы на моё 5и-летие.

Вышла со двора, подруги смотрели как мы садимся в автобус. Мы были почти первыми, кого забрали, там ещё была одна семья с мальчиком примерно моего возраста. Мы с ним подружились и играли в автобусе, а потом в аэропорту. В аэропорту нечаянно разбился поющий термос который папа как-то привёз, ну, такой, с мелодией, когда на него нажимаешь и течёт вода. Но суеты ещё прибавилось, поэтому я старалась побольше молчать и поменьше путаться под ногами.

В самолёте я супер гордилась, что в возрасте 11 лет я побываю ещё в другой стране, кроме той где я выросла и кроме Киргистана, куда мама меня брала на озаро. Сидела возле окна, рядом мама. за ней бабушка у прохода. Сразу за мной сидела моя любимая дочь двоюродной сестры, которой было 4 года. Я ей сказала, что самолёты иногда падают и разбиваются, она занервничала. В Узбекистане было прохладно, и мы надели на себя побольше одежды, чтобы не было перевеса в ручной клади. Когда я все эти слои снимала, соседка спереди жаловалась, что я пинаю её сидение, но я это не специально.

Когда приехали, в аэропорту давали сэндвичи с шоколадной пастой. Это было очень вкусно. Когда вышли за стекляные двери аэропорта к автобусу в Беер Шеву, познакомились с израильской жарой, такой как будто стоишь вплотную к костру. Такая же жара и сегодня на улице. В автобусе я лежала на коленях у мамы и делала вид, что сплю. Не хотелось ни с кем разговаривать. А потом начался мой персональный ад, который закончился через 10 лет.

Через много месяцев после ого, как мы приехали, мама заговорила о семье, с которой мы ехали в автобусе из Самарканда в аэропорт, сказала что мальчика определили в школу для глухонемых возле нас. Я спросила, что с ним случилось? Оказывается, он был глухонемым с рождения, а я не заметила. И действительно, все эти несколько часов, что мы играли вместе, мы обходились только звуками "ммм" с разной интонацией. Я и не заметила совсем.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • меня там совсем не ждут

    Что-то мне не хочется в Стэнфорд. Скорее всего, меня там совсем не ждут. И в релокэйшен тоже не хочется. Это будет такая морока... Хочу остаться…

  • Я еду кататься на лыжах / помутнение рассудка

    А что это Вика так строчит посты целый день? Потому что Вика не может играть в нинтендо и вообще ей нужно учить. Я еду кататься на лыжах, аааа!!!!…

  • Как дальше жить-то

    Наткнулась на пост в американской группе про воспитание монтессори, женщина ищет совет как донести до свекрови, что им не нужно покупать горы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments